Канон «Плач Пресвятой Богородицы»

О Распятии Господни и на плач Пресвятыя Богородицы

(перевод)

  1. Дева Чистая, увидев висящим на кресте Сына и Господа (Своего), горестно стеня, терзаяясь и вместе с другими женами вопия, (так) говорила:
  2. «Видя Тебя ныне, возлюбленное Чадо Мое висящим на кресте, горько уязвляюсь в сердце моем», говорила чистая. «Вымолви, Благий, слово рабе Твоей».
  3. «Сын и Творец Мой! добровольно терпишь Ты лютую смерть на древе», — говорила Дева, предстоя у креста с возлюбленным учеником.
  4. «Ныне лишилась Я моей надежды, радости и веселия — Сына моего и Господа: горе Мне! Болит Мое сердце!» говорила Чистая с плачем.
  5. «Из страха пред иудеями Петр скрылся и все верные разбежались, оставив Христа», говорила Дева рыдая.
  6. «Чудесным и неведомым рождеством Твоим, Сын Мой, я была возвеличена пред всеми матерями. Но горе Мне! теперь, при виде Тебя на кресте, утроба Моя распаляется.
  7. Вижу Рожденнаго Мною и простираю руки, чтобы принять Его с креста. Но никто, увы! Не дает Мне Его.
  8. Вот свет Мой сладостный, надежда и жизнь Моя драгая, Бог Мой угас на кресте! Внутренность Моя распаляется!» говорила Дева стеня.
  9. «Солнце незаходящее, Боже Превечный, Творец и Господь всех творений! Как Ты терпишь страдания на кресте?» говорила Чистая плача.
  10. Не познавшая брака говорила плача благообразному: «Иосиф! Поспеши к Пилату и испроси дозволение снять с древа твоего Учителя».
  11. Иосиф, видя Пречистую горько плачущую, смутился и плача пришел к Пилату и со слезами сказал: «отдай мне тело Бога моего».
  12. Видя Тебя покрытаго язвами, обезславленного и обнаженного на древе, рыдая как Матерь — Дева говорила: «Чадо Мое! Огонь палит внутренность Мою».
  13. Терзаясь и удивляясь Иосиф вместе с Никодимом рыдая снял пречистое тело (Распятого) и со стенаниями воспел Его как Бога.
  14. С плачем приняла Его Матерь безмужняя, положила Его на колена и со слезами и горькими рыданиями молила Его, осыпала лобзаньями и восклицала:
  15. «Тебя, Владыко, Сын и Бог Мой, Я, раба Твоя, имела единственною надеждою, жизнию и светом очей. Но теперь я лишилась Тебя, Чадо мое сладчайшее и возлюбленное!
  16. Увы! Печаль и скорбь и воздыхания терзают Меня, — говорила Чистая, — горько рыдая, когда вижу Тебя, Чадо Мое возлюбленное, нагим оставленным и помазанным ароматами мертвецом.
  17. Вижу мертвым Тебя, человеколюбец, воскресившаго мертвых и все содержащаго, и утроба Моя уязвляется лютою скорбию. Я хотела бы умереть с Тобою, — говорила Пречистая, — ибо нестерпимо для Меня видеть Тебя бездыханным мертвецом.
  18. Изумляюсь, видя Тебя преблагий Боже и прещедрый Господи, без славы без дыхания, без красоты. Держу Тебя в объятиях и плачу, не надеясь, — горе Мне! — увидеть Тебя Более, Сын Мой и Боже Мой!
  19. Не вымолвишь ли рабе Твоей слова Ты, Слово Божие? не ущедришь ли, Владыко, родившую Тебя?» говорила Чистая, плача, рыдая и лобзая Господа Своего.
  20. «Видно уже не слышать более Мне, рабе Твоей, Владыко, Твоего сладкого гласа и не увидеть, как прежде, красоты лица Твоего: ибо сокрылся Ты, Сын Мой, от очей Моих»!
  21. Приидите все, прославим Распятаго за нас, Котораго видя на древе Мария говорила: «Хотя Ты и терпишь распятие, но Ты — Сын и Бог Мой».
  22. Следуя вместе с другими женами за своим Ангцем, влекомым на заклание, распустивши власы, агница Мария, вопияла: «Куда Ты идешь, Чадо? зачем поспешаешь так скоро? Или совершается новый брак в Кане, и Ты спешишь туда, чтобы претворить для них воду в вино? Итти ли Мне с Тобою, Чадо, или лучше дожидаться Тебя? О, Слово! промолви Мне одно слово; не проходи мимо Меня молча Ты, сохранивший Меня чистою: ибо Ты Сын и Бог Мой.
  23. «Где же Сын и Бог Мой, прежнее благовестие, которое вещал Мне Гавриил? Он называл Тебя Царем, Сыном Божиим и Богом Вышним: но вот теперь Я вижу Тебя, сладостный Свет Мой, чтобы и Мне, Владыко, сойти с Тобою во ад. Не оставляй Меня одну, ибо Мне уже невыносимо жить, не видя Тебя, Моего сладостнаго Света»!
  24. Горько рыдая с другими женами мироносицами и видя Христа несомым, Непорочная говорила: «Горе Мне! Что вижу Я? Куда Ты идешь теперь, Сын Мой, покидая Меня одну»?
  25. Изнемогая от рыданий, Непорочная говорила мироносицам: «Рыдайте и плачьте горько вместе со Мною, ибо Свет Мой сладостный и учитель ваш полагается во гроб».
  26. Иосиф, видя рыдающую Деву, сам терзался и горько вопиял: «Как мне, рабу Твоему, погребать Тебя, Боже мой? Какими плащаницами обвить тело Твое»?
  27. Превышает ум удивительное зрелище: Господа, носящего всю тварь, Иосиф с Никодимом несут на руках своих и погребают.
  28. «Вижу удвительную и преславную тайну», — вопияла Дева к Сыну и Господу: — как полагают в простой гроб Тебя, вызывавшаго словом мертвых из гробов?
  29. Не отойду от гроба Твоего, Чадо Мое, и не перестану лить слезы Я, раба Твоя, пока и Я не сойду во ад: ибо не могу перенести.
  30. Отныне радость никогда не коснется Меня, говорила рыдая Непорочная: — Свет Мой и радость Моя закатилась во гроб. Но я не оставлю Его одного: умру здесь же и погребусь вместе с Ним.
  31. Исцели мою душевную рану, Чадо Мое! — вопияла Пречистая со слезами. — Воскресни и утоли Мою скорбь и печаль: ибо Ты можешь сделать, что захочешь, хотя и погребся добровольно».
  32. «О, как сокрылась от тебя бездна милосердия? — сказал Господь тайно Матери. — Ибо, желая спасти Мое творение, Я благоволил умереть; но Я воскресну и возвеличу Тебя, как Бог неба и земли».
  33. «Воспеваю милосердие Твое, Человеколюбец, и поклоняюсь богатству милости Твоей, Владыко! Ибо, восхотев спасти создание Твое, Ты принял смерть, — сказала Пречистая. — Но воскресением Твоим, Спаситель, помилуй всех нас»!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *